September 25th, 2013

portret

О никчемности

"Калошин жив. Подробности письмом. Конорбаев" - это про меня.
Я продолжаю въёбывать с утра до ночи. Полчаса свободного времени вечером хватает только на то, чтобы быстренько промотать ленту и черкнуть пару комментов.
Но я всё еще жива и даже, тьфу-тьфу-тьфу, здорова, просто на посты тупо времени нет. Хочется как-то обозначить своё присутствие на этом свете, но останавливает то, что в результате получится как у того Конорбаева из известной солдатской байки.

К тому же последнюю неделю я пребываю в печали. Печаль называется Дэвид Гарретт:



Вот смотрю я на него и что я вижу? Я вижу человека, который талантлив, трудолюбив и к тому же красавец нереальный. И судя по интервью еще и не дурак. То есть, ну вообще придраться не к чему!
А что я вижу, глядя на себя? Прааааавильно!
Вот отсюда и печаль.
Смотрю, короче, на него, на себя, и в результате сравнения почему-то ощущаю себя никчемным говном.

Почему именно этот скрипач на меня так вдруг подействовал - не знаю.
Ладно, спишем на упадок сил, депрессивную погоду и всётакоэ.

Кстати, этот чувак снялся в кино в роли Паганини. Фильм вот-вот должен выйти. Конечно посмотрю, любопытства ради, но к немцам в кинематографическом плане у меня доверие потеряно. После лажового "Крабата" еще тлела недежда, но после того, как они просрали "Железное небо" - всё. Больше я им не верю. Поэтому от фильма про Паганини ничего хорошего не жду. Но позырю. На Гаррета. Потому что он бажесный, сцуко.