Фанни (funny_smile) wrote,
Фанни
funny_smile

Category:

"Мери Райли". Очередной пост про кино.

Всё началось с семинаров у профессора Колотаева.

К его фамилии обязательно надо добавлять "профессор", но не только потому, что он действительно профессор, а еще и потому что ему тогда было лет 35, он носил длинный хайр, бороду, мятые джинсы, потертый рюкзак и ярко-синие глаза. И совмещать эту картинку со званием "профессора" было очень занятно. Такой легкий и приятный когнитивный диссонансец.
Теперь-то он постригся, ходит в костюме, руководит кафедрой, и я бы к нему на семинары конечно уже не пошла бы.

На этих семинарах он нам показывал разное ужасное кино, типа Сакурова, и потом надо было каждый раз выдать пассаж на тему "что этим хотел сказать режиссер". Кто остроумнее вывернется - тот и выиграл.

Теперь я каждый раз смотрю кино и думаю - что же этим хотел сказать режиссер?

А как чего надумаю, спешу этим поделиться с окружающими.

Хотя, вру. Не с Колотаева это началось.

Дурная привычка приставать ко всем со своими впечатлениями от прочитанных книжек и просмотренных фильмов появилась у меня гораздо раньше.
Уже в школе я на переменах грузила подружек приключениями Анжелики, Скарлетт О'Хары и множеством разнообразной научной фантастики. В одну перемену я со всей Анжеликой и всем Шекли, естественно, не укладывалась, поэтому продолжение следовало.
Девчонки, что удивительно, слушали.
Нескольких я таким образом даже приучила к приличной литературе. (Говоря слово "приличная", я не имею в виду, что "Анжелика" - образец приличной литературы. Но изданная в неплохом, еще советском переводе, да как чтение для барышень 13-ти лет от роду, это было очень даже неплохо, я щитаю.) А то они со своими сугубо пролетарскими родителями, так и жили бы в убеждении, что книжки - это какая-то невнятная скукота, которую в доме держат исключительно для красоты, ну и потому что надо же чем-то заполнять соответствующий раздел в мебельной стенке "Стелла". А уж если что и почитать, то лучше всего последнюю страничку в журнале "Работница".

Ну да это не важно.
Я, собственно, хотела рассказать про кино "Мэри Райли" ("Mary Reilly") режиссера Стивена Фрирза.
Проблема в том, что этот фильм никому кроме меня не нравится. Ну просто беда.
Просто они все хлупые и не понимают, что хотел сказать режиссер. Не понимают всего символизму!

---------------<кат>---------------

Стивена Фрирза, как я уже сказала несколькими постами ранее, я люблю за страстность на грани омерзения.

Эта случайно вырвавшаяся формулировка - самое удачное определение его творчества, которое у меня есть.
Он выворачивает личности героев наизнанку да так, что несвежими кишками начинает вонять. Эдакий психологический натурализм.
А поскольку для выворачиваний выбираются личности сильные, то ихние кишки не смотря на омерзение - восхищают.

Вот эта совершенно неразделимая смесь яркой силы жизни (бога) и темных сил инстинктов (дьявола) и дает эту удивительную страстность, которая меня совершенно очаровывает.
Не могу понять, почему только меня?

Кстати, помнится я развлекалась тем, что придумывала как можно больше дихотомий на тему инь-ян:
бог - дьявол
свет - тьма
солнце - луна
день - ночь
жизнь - смерть
верх - низ
плюс - минус
единица - ноль
пик - бездна
и т.д.
Черт, опять меня понесло в сторону.
Хотя, вобщем-то, и не совсем в сторону. Этот символизм света и тьмы ниже нам пригодится.

Я, конечно, далеко не всего Фрирза пересмотрела. Поэтому сказанное относится только к "Кидалам" ("The Grifters"), "Опасным связям" и, естественно, к "Мери Райли".
"Грязные прелести" вон и вовсе оказались каким-то розовато-соплеватым говном. Но это тоже к теме не относится.

Фильм - очередная история про доктора Джекила и мистера Хайда.
Действие происходит в Лондоне в позапрошлом веке.
Мери Райли - имя служанки в доме доктора.
Служанку играет Джулия Робертс, доктора Джекила и его альтер-эго - Джон Малкович.




Есть ли смысл пересказывать сюжет? Эту историю про раздвоение личности и так все знают.
Отличие только в том, что тут в историю введен еще один важный персонаж - служанка Мери Райли.
Милая рыженькая девушка, с которой плохо обращались в детстве, и которой очень нравится добрый доктор Джекил, потому что он совсем не похож на ее мерзкого отца.
И она тоже нравится доктору. Потому что это "единственный человек в доме, на которого можно положиться" (цитата).
Ну и вообще, они друг другу нравятся. Даже больше, чем просто нравятся.
Но он респектабельный медик в возрасте, она - нищая служанка. Этикет, все дела. Непреодолимые препятствия социального плана.
И не только социального. Я не зря упомянула отца. Доктор Джекилл олицетворяет для Мери заботливого отца, а отсюда тоже проистекает невозможность для нее испытывать по отношению к нему что-то больше чем просто уважение.

В фильме есть моменты, когда дворецкий помогает доктору, который упал на улице и подвернул себе ногу, раздеться. А Мери в это время разводит огонь в камине и, обернувшись, натыкается взглядом на голого по пояс доктора, быстро отворачивается и на лице у нее такой ужас, который ясное дело, не может в девушке пробудить просто вид обнаженного тела. Понятно, что она боится своих желаний.




Ну и еще момент: на кухне слуги обсуждают хозяина, были ли у него женщины, Мери прячет глаза, и лакей говорит: "Мери претит сама мысль о том, что доктор мог развлекаться с женщинами". Ну, как папа, типа.






Ну и вообще, вроде как, нехорошо это. Служанка, хозяин...
Вот так они и мучаются оба.




А потом появляется мистер Хайд. Которому пофигу все условности. Который рожден для того, чтобы брать то, что понравилось.
И начинается история про то, что из этого вышло.








А вышло то, что Мери не отталкивает, а принимает темную половину доктора.
Мало того - эта темная половина ей также нужна как и светлая!
Доктор Джекил для нее, как уже сказано, нечто типа отца, к которому она спокойно входит в спальню, принося завтрак, испытывая к нему скорее нежность, а эротические позывы она запихивает подальше, чтобы не вылезали наружу.
А вот мистер Хайд... Мистер Хайд - это нечто полное настоящей живой страсти, пугающей и притягательной. Он опасен и прекрасен. К нему тянет, как к бездне.

(Так, меня понесло в пафос. Пардон, но я не могу этот фильм пересказывать в развесёло-циничной интонации. Он меня слишком трогает.)

И Мери весь фильм ходит по краешку этой бездны.

Если для Мери Хайд - бездна, то для Хайда Мери - стена, о которую разбивается его стихийная необузданная природа.
Оказывается, что кое-что он не может просто взять, как велит его природа.
А Хайд, который не может делать то, что хочет, это уже не Хайд. И он погибает. И его так жаль!

Тут вам не "Аленький цветочек", погибшее чудовище не воскреснет от слез красавицы. И это ужасно.

Фильм невероятно мрачный, но мрачный по-красивому.

Картинка - весьма готичненькая. Все такое темно-серое. Дом в котором все происходит - натуральный замок с привидениями. Лондон - постоянно в тумане и в сумерках, так что каждый раз не понять - день на дворе, ночь или еще какое время. Раннее утро там постепенно переходит в поздний вечер и снова в раннее утро, минуя день и ночь. Постоянно все во мраке. На скриншотах кое-где даже пришлось добавить яркости, потому что без движения на статичном кадре толком и не понять - что там вообще происходит-то.
И это не просто так. Это символ! Возвращаемся к разговору о дихотомиях свет/тень и день/ночь.
Что там у нас хотел этим сказать режиссер? Вот именно.






На темном фоне только Мери - ярко рыжая.



Это тоже символ! Возвращаемся к разговору о дихотомиях свет/тьма и вспоминаем, что рыжий - символ солнца.
Там вообще всё не только готичненько, но и очень символичненько.
Символы прочитываются на раз-два, поэтому у зрителя возникает приятное ощущение своей умности.

Правда хозяйка борделя миссис Фарадей тоже выделяется своей яркостью на темно-сером фоне. Она не рыжая, но яркая, явно крашеная блондинка с ярким вульгарным макияжем. И олицетвореним света она вряд ли является.
Вобщем, этот символ я не поняла. Что оставило у меня неприятное ощущение моей неумности, но не всё же коту масленица.
Могу предположить только, что она - олицетворение искусственного света: искусственная блондинка с искусственным макияжем и искусственным золотым зубом торгует искусственной любовью (искусственным светом) в мире сумрака. Но это как-то уж очень завёрнуто получается.






Да, забыла сказать!
Забыла сказать, что фильм начинается с парочки фрейдистско-символичных сценок.

Первая (еще когда идут титры): Мери моет брусчатку возле парадного входа в дом доктора. Раннее утро (в этом фильме так принято), доктор откуда-то возвращается, здоровается со служанкой и смачно обтирает подошвы ботинок об ограду. Куски грязи шлепаются на только что отдраенную брусчатку.

Вторая: кухня в доме доктора. Повариха просит Мери принести из кладовки угря. Мери спускается в кладовую, достает змееобразную рыбину и идет с ней наверх. По дороге угорь оживает в ее руках и начинает извиваться. Она бежит в кухню и испуганно кричит: "он живой!". Повариха забирает у нее угря и объясняет: "его оживило тепло ваших рук". После чего берет здоровенный тесак и отфигачивает ургю бошку. Мери с ужасом на лице отшатывается назад.

Ну не прелесть ли?

Вобщем, кино "Мери Райли" рекомендуется к просмотру прежде всего конечно же поклонникам творчества доктора Фрейда. Ну, или противникам. Тем тоже должно понравиться, наверное.
Вообще, это жутко фрейдисткий фильмец. И хотя весь сюжет построен на фрейдовских аллюзиях - нифига это не пропаганда фрейдистского взгляда на мир. Там это не самое главное.
Самое главное там - это вечная тема "красавица и чудовище".
Вот эту тему, причем с позиции теории Фрейда, Стивен Фрирз и Валери Мартин (автор книги) сообща раскрывают.

"Красавица и чудовище" - это, кстати, тоже очередная дихотомия в ряду инь-ян.
И "разум и чувства" - тоже. Если кто не понял.

Почему-то до этого фильма мне никогда не приходило в голову, что самое главное в красавице - не красота вовсе. И даже не доброта.
Самое главное в красавице - смелость.
Самое главное то, что она не испугалась чудовища.




Блин, это же так просто и так мудро, почему я так долго до этого не допирала?
И "Аленький цветочек" про то же самое, и "Кинг-Конг".

А в этом психоаналитическом прочтении эта мысль даже еще глубже: она не побоялась себя. Своей собственной темной стороны. Разум не испугался подлинных (и потому не всегда красивых) чувств.
Самое страшное чудовище - это ведь собственная тень.

Как в той формуле, где в белом поле ян - черный кружок инь, и наоборот - в черной капле инь - белое пятнышно ян. И одно перетекает в другое в постоянном движении жизни.
Так и в каждой красавице есть чудовище, а в каждом чудовище - красавица. В каждом добром докторе Джекиле сидит дикий самец мистер Хайд, в каждой милой девушке Мери - умирающая от желания самка.
Не было бы этого - не было бы жизни.
Вот эти перетекания красавиц в чудовища, человечность в животные инстинкты и наоборот, мы и наблюдаем весь фильм.














Кстати, я не очень хорошо отношусь к Джулии Робертс. Не то, чтобы она мне активно не нравилась. Скорее она мне даже симпатична.
Это неплохая актриса, но после "В постели с врагом" (она там здорово сыграла, кстати) она снимается исключительно во всяком тупизме, поэтому ее светлый образ постепенно все тверже стал ассоциироваться у меня с тупизмом.
В "Мери Райли" я неожиданно вспомнила, что Джулия Робертс, оказывается, хорошая актриса!
На фоне Малковича (который просто жопа до чего гениален) она смотрелась очень и очень даже неплохо.

Моменты, в самом конце когда Хайд держит ее, приставив нож к горлу, а она смотрит ему в глаза, мне особенно нравятся. Красавица смотрит в лицо чудовищу, и в этом взгляде - полное спокойствие и понимание. Ни отблеска страха.
И он, как волк, встретивший более сильного соперника, с рычанием опускает голову и отводит взгляд.
(Блин, опять пафосно получилось, но правда - очень здоровские сцены и шикарно сыграны.)





Вот в этот момет и становится всё понятно про самое главное - про смелость. И про то, что чудовище - это всего лишь наша вторая, темная половина, которую мы не хотим признавать в себе. Но если сумеем признать - то ооооочень многое поймем и почувствуем.

А еще в этом фильме совершенно очумительная эротика.

Поскольку фильм фрейдистский, то темная сторона тут в основном связана с сексом.
Впрочем, она действительно с ним сильно связана. В чем бы Фрейд не ошибался, тут он сильно угадал.
Поэтому мистер Хайд в этом фильме, не смотря на зверскую морду, совершенно потрясающе сексапилен!
Как ему это удалось - я не понимаю!
Ну, все же видели Малковича. Как-то не хочется обзывать его "уродом" и прочими неприятными словами, но против правды не попрешь - красотой мужик явно обделен. Как ему при этом удается создавать таких потрясающе притягательных персонажей - я не могу понять. Списываю это на великий талант, божий дар и всё такое.

Разница между
а) культурным домашним человечком - доктором Джекилом, вызывающим желание немедленно его накормить и пожаловаться ему на жизнь (что Мери и делает, кстати), чтобы он погладил по головке и защитил от невзгод (образ отца, привет дедушке Ф.) и
б) диким и притягательным животным - мистером Хайдом, вызывающем желание немедленно ему отдаться (каковое желание у Мери он, кстати, моментально чувствует и зрители чувствуют тоже) -
колоссальна.
И это делает один человек!
Да это и есть один человек!
Это потрясающе.

И ведь если присмотреться к Джекилу, не такой уж он и окультуренный. Внутри него что-то бродит (понятно что), но он этому никогда сам, сознательно не сможет позволить вырваться наружу. И это тоже очень аккуратно, но вполне явственно показано.



Я не понимаю, почему никто не любит и не смотрит этот фильм кроме меня?

Вот накопирую дисков, всем раздам, и тогда вы у меня попляшете!

Да, забыла сказать, что там еще есть разные фрейдистские параллели между Джекилом-Хайдом и ее отцом до того, как он стал пить, и после.
Но мне эта линия как-то не очень близка, поэтому я об этом не стала распространяться. Но там тоже есть над чем подумать при желании.
Особенно меня заинтересовала сцена на кладбище, когда Мери встречает постаревшего отца, у которого уже явно не осталось сил на пьяную бузу, и от которого теперь не осталось ничего. Ни прежнего хорошего человека, ни спятившего от бухла придурка. Так, пустая оболочка.
Вот что этим хотел сказать режиссер?

Тоже сильный момент: когда Хайд извиняется перед Мери за свое грубое поведение.
Обожаю эту сцену.
Фишка в том, что Хайд не может извиняться. Он не ведает сожалений.
Но как у Джекила есть темная половина, так и у Хайда есть светлая! Как те круглые пятнышки в кружочке инь/ян.
И вот эта светлая часть временно берет верх. Как его беднягу колбасит! Смотрю каждый раз с замиранием сердца.
Кстати, когда он ломает в руках чашку с чаем, видно до чего у него красивые руки, оказывается.

Еще там очень много всяких знаковых разговоров, которые тоже надо расшифровывать.
Например, разговор Хайда с Мери о ярости. Или когда он говорит, что теперь он будет приходить вместо Джекила когда хочет он сам, а не когда этого хочет доктор. "Почему?" - спрашивает Мери. "Потому что я сильнее".
Там почти все реплики - знаковые. Надо их слушать и понимать, о чем на самом деле идет речь. Это очень интересно.

Но самое прекрасное в этом фильме, это конечно, темная половина доктора Джекила. Потрясающей силы получился образ. Малкович и Фрирз - два долбаных гения.











Вот тут чуть высветлено, иначе вообще ничего не разобрать:




Мне очень жаль бедного доктора Джекила, который держал всю жизнь взаперти такого прекрасного мистера Хайда.
Хотя, конечно, я понимаю, что не держать его взаперти еще хуже чем держать. Выхода нет, вобщем. Только единство и борьба противоположностей, как говорил бессмертный классик материализма.


И еще немножко скриншотов:

Внутренний двор в доме доктора:



Они называют это "садом" и Мери как раз окультуривает клумбу:



Вот так это выглядит немного позже:



Меня этот "сад" совершенно убил. Каменная дыра и горстка земелюшки, на которой каким-то чудом выросли цветочки. Не иначе, Мери их ультрафиолетовой лампой тайком от всех облучала.
Опять намек на то, что она сама - символ света?

Вобщем, этот пост как ремонт. Его нельзя закончить, можно только прекратить. Так что я прекращаю :)
Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →