Фанни (funny_smile) wrote,
Фанни
funny_smile

Category:

Сон в стиле Дафны дю Морье

Снова про сон. Очень необычный. Это вам не игры в куклы на заседании кафедры.

Я была внутри не то романа не то фильма 1970-х годов. Причем из иностранной жизни.
Я смотрела своими глазами, но вроде как это была и не я, а какая-то юная девушка в белых брюках (которые я сама никогда не ношу, потому что бельё просвечивается).

Сюжет кина таков: я со старшей (в реальности у меня младшая) сестрой и ее детьми снимаю домик на берегу не то моря не то озера. Причем там еще кто-то живет, какая-то пожилая дама, возможно даже хозяйка домика. У нее привычка ставить вечером пластинки (виниловые пластинки на проигрыватель, всё как положено, я же говорю - семидесятые), а я с ней из-за этого конфликтую, т.к. хочу слушать шум ветра и пение птиц, а не музыку.

С этим домиком как-то связаны два брата. Мне про них кто-то рассказывает. Они не то сыновья хозяйки, не то просто раньше этот дом снимали - не поняла. Сон всё-таки, там местами не очень ясно детали сюжета прописаны.
Так вот, два брата. Близнецы. Донни и Ронни. (Фильм, напоминаю, из иностранной жизни.)

Причем мне тут же приходит в голову, что полностью братьев зовут Дональд и Рональд и мне это там, внутри сюжета, почему-то кажется очень смешным и я говорю собеседнику (который мне про них рассказывает), что родители однако гады - так издеваться над детьми.
Убейте, но я но вот сейчас я-проснувшаяся-настоящая, совершенно не понимаю, что в этом смешного или издевательского. Обычные английские имена.
Видимо еще с детства остался в памяти такой паттерн, что в каждом фильме, особенно иностранном, бывает пара шуток, которые я не понимаю. Ну и тут этот паттерн надо было проиграть.

Так вот, Донни - обычный парень, а Ронни - яркая личность с соответствующим прозвищем - Ронни-Дартаньян.

И вот однажды утром я выхожу к завтраку и обнаруживаю на веранде Донни. Это такой худой унылый хмырь лет тридцати (мне во сне лет двадцать) в белой сорочке и брючках, аккуратно подстриженный и такой... ото всех дистанцирующийся. Он помогает разливать чай, нервно и коротко отвечает на вопросы, отгораживается журналом и вообще ведет себя не то чтобы недружелюбно, но видно, что не знает куда себя приткнуть. Но сочувствия при этом не вызывает, а вызывает раздражение. Типа, если тебе так неловко, ну чего ты мучаешь и нас и себя? Ну вали, блин, уже отсюда, и дай людям наслаждаться отдыхом.
И как-то он это отношение к себе понимает и от этого еще больше начинает стрематься, неловкость нарастает, в общем, всем неприятно.

После завтрака он исчезает, видимо, догадавшись, что его общество всех тяготит. А вечером появляется Ронни.
Чертами лица и фигурой он вроде бы похож на брата, но при этом - его полная противоположность: улыбчивый, располагающий к себе, душа компании и обаяшка. И даже худоба его - уже не просто худоба, а стройность и гибкость.
У Ронни в отличие от брата длинные волосы, которые оказывается волнистые, если их коротко не стричь и светлее на пару тонов, потому что успели выгореть пока отрастали.

А еще у него согласно тогдашней моде - вот эти самые ужасные семидесятские бакенбарды до самой челюсти, которые я всегда считала и считаю полной жутью и уродством. Но там во сне мне это казалось ужасно красивым. Серьёзно. Я не знаю, как такое может быть, но тем не менее. Подсознание - удивительная штука. Совершенно потрясающая.

За ужином Ронни ловко и с улыбкой улаживает мой конфликт с пожилой дамой и ее пластинками, делает еще какие-то располагающие вещи (которые я благополучно забыла проснувшись) и совершенно меня очаровывает.
Ну и как вы уже, наверное, понимаете у меня (как у главной героини) с Ронни завязывается нечто типа романа.

Это не роман в полном смысле слова, потому что между нами не было никакого секса и даже никакого флирта. Просто такие занятные отношения, о которых, собственно и был этот сон-фильм. Ронни просто показывал мне, как нормальный мужчина может относиться к женщине не впутывая в отношения секс и флирт, но при этом не отрицая в женщине женщину. Не делая из нее приятеля-собутыльника.

У меня это кстати реально всегда была проблема по жизни. Ну, не то, чтобы "проблема", я давно с этим научилась жить и получать удовольствие, но факт остается фактом: любой непосторонний мужчина, с которым меня связывают неформальные отношения позиционируется (и позиционирует меня) в двух вариантах:
1. Как участник неких сексуальных отношений. Я даже не имею в виду реальных любовников, скорее тех, кто претендует. Даже не претендует, а "прощупывает почву", как-то так. В общем, видно, что отношения крутятся возле этого вопроса.
2. Или же сексуальная сторона отношений выносится за скобки и мы оказываемся приятелями-собутыльниками, ржем, обсуждаем знакомых баб и смотрим футбол. (На самом деле я терпеть не могу футбол, это просто образ.)

С Ронни же получилось нечто третье...
Черт, я даже не знаю, как эти отношения вербализировать. Да уж, как говорил мой бывшенький, желая видимо меня поддержать и ободрить, я явно не Франсуаза Саган.
Но вербализировать их надо. Подозреваю, что именно это и было самым главным в этом сне-фильме.
У мужчин же по жизни идет расщепление женского архетипа на Марию и Магдалину. На блудницу и святую. На мать и любовницу. Или уважать или ебать - что-то одно, одновременно не получается.
Нет, конечно можно уважать и ебать одну и ту же женщину, НО! в разное время!
У женщин этой проблемы нет. Они прекрасно могут уважать и мужину и одновременно заниматься с ним сексом. Почтительно раздвигать ноги можно, почтительно вставлять член - никак.

А тут было вот как раз такое цельное отношение, но именно со стороны мужчины. Стало понятно за что Ронни прозвали Дартаньяном. При таком подходе все женщины конечно же начнут ходить за ним как загипнотизированные. Я вот начала.

Запомнился момент катания на яхте. Ронни катал меня на яхте, да. Помню загорелую руку, лежащую на рее. Сощуренные на солнце глаза и белозубую улыбку. А в общении - ни малейшего подтекста на тему "кто девушку ужинает, тот ее и танцует". Ему и самому в кайф поплавать, и меня в кайф покатать, и ничего "такого" он от меня не хочет, но я ему нравлюсь, ему приятно на меня смотреть и он этого не скрывает. И мне тоже приятно на него смотреть и приятно, что можно этого не скрывать.

И можно разрешить себе не быть рубахой-парнем, а быть наконец уже нормально привлекательной женщиной, зная, что это всем присутствующим (и мне и ему) в радость и в удовольствие и никто не выкатит тебе потом счет, что мол, что это ты, дорогая кокетничала и намекала, а теперь в кусты? Ага, да ты меня провоцируешь и динамишь! Сука-сука-сука!
А никто на самом деле не кокетничал и не намекал, просто я НЕ вела себя подчеркнуто мужиковато, чтобы отсечь все мысли мужчины о сексе, а вела себя нормально и естественно для женщины. С Ронни это наконец стало возможно без страха получить обвинения в провокациях или еще какие-нибудь дурацкие выяснения отношений с ополоумевшим влюбленным ослом.

Вечером все обитатели нашего коттеджа сидели на веранде, когда какие-то подростки бросили во двор дымовую шашку. Ронни, как и положено умному парню, сообразил первым что делать и кинулся к окнам. Я - за ним. Он мне кричит:
- Я сам закрою, уведи детей.
Я бросаю окна и кидаюсь помогать сестре уводить плачущих детей. Заталкиваю их в комнату и закрываю за ними дверь, так как дым уже успел попасть на веранду.
Ронни расправляется с последним окном, за стеклами всё в дыму, на веранде тоже есть немного, но не сильно. Мы вместе смеемся и я думаю, что это хороший момент и прижимаюсь к нему.
Он меня обнимает в своей обычной манере: просто с удовольствием, без этой вот мужской трясучки, когда любой жест, любое слово или ведут к сексу или не ведут? Ведут или не ведут?

- Ронни, - говорю я. - Я понимаю, что тебе не особенно льстит моё к тебе отношение. Тебя ведь все обожают.
Ронни смеется, не возражает, но и не делает попыток, тык скзыть "мною овладеть". Как обычно, впрочем. Но видно, что ему всё происходящее приятно. Приятно меня обнимать, приятно, что мы друг другу нравимся. А секс... ну, никуда не денется, если захочется.

Я прижимаюсь лицом к его щеке и вдруг обнаруживаю, что у меня к губе прилип, извините, кусок его бакенбарда.
Я в полном непонимании снимаю с губы этот клок волос, Ронни пытается делать вид, что ничего такого не произошло, я отстраняюсь, стараясь понять, что это всё значит. Ронни тоже отстраняется, прячет глаза и быстренько куда-то смывается, прежде чем я успеваю сформулировать вопрос.

Несколько дней спустя, я сижу на пляже одна и скучаю. Ронни больше рядом нет. Появляется тот самый "собеседник", который рассказывал мне о братьях в самом начале (обитатель соседнего коттеджа, я полагаю). Я упоминаю, что они к нам заезжали. Сначала Донни, но он быстро уехал, а потом Ронни. Собеседник смотрит на меня удивленно и говорит, что вообще-то Ронни погиб несколько лет назад, разве он мне не сказал в прошлый раз?
Tags: сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments